Меню

Поиск: "и" "или"


  Международный подшипниковый концерн "Автоштамп". Предлагает широкий ассортимент подшипников, шин, ремней.



уаз буханка тюнинг в мо







 
№25-26(393-394)19-26 июня 2002
Интервью с вампиром
Есть ли на свете вампиры? Или предания «давно минувших дней» - не более чем страшные сказки, плод воображения наших предков? Несколько лет назад произошла история, развеявшая все сомнения на этот счет. В 1996 году на территории Саратовской области был задержан человек, подозревавшийся в убийстве девушки. Позднее выяснилось, что это не первая его жертва. Арестованный признался, что до этого совершил несколько убийств в Санкт-Петербурге и еще одно - в городе Балаково.
Но оперативников ждало еще более страшное признание: причиной всех убийств была жажда крови, желание, которое было выше его сил.
2 марта 1996 года у мусорных ящиков в одном из новых микрорайонов Балакова был обнаружен труп 19-летней девушки. Расследование преступления поручили специальной оперативно-следственной группе «Удав», созданной годом раньше при УВД города Балаково. Задачей группы являлось раскрытие особо тяжких преступлений против личности. А это преступление взбудоражило не только весь город и область, но и всю страну. Было в этом деле что-то запредельное, что-то от дьявола.
В ходе опроса соседей удалось установить, что убитая заходила накануне в квартиру, которую снимал некто Гаджиев, уроженец Дагестана. Вскоре стало известно, что он часто водил к себе женщин. Оперативники устроили на квартире подозреваемого засаду. Когда Гаджиева арестовали, он не хотел признаваться в убийстве. Однако вскоре объявилась девушка, которая заявила, что Гаджиев ее изнасиловал и даже пытался убить. После этого преступник сознался. Заодно рассказал о своем странном «увлечении» - пить человеческую кровь. Нехотя, буквально выдавливая из себя слова, он ответил на некоторые вопросы. Возможно, ему не хотелось разговаривать на эту тему. А может, сказывалось плохое самочувствие. По всему было видно, что Гаджиев серьезно болен. Он признался, что его жертвами стали две женщины и двое мужчин.
– В последний раз, помню, сидел с каким-то мужчиной на лавочке. 3 часа мы с ним разговаривали, о чем - не помню. Потом я нашел дубинку и ударил его по голове.
– Мужчина не сопротивлялся?
– Он был достаточно пьян. От удара у него на голове выступила кровь. Я стал отсасывать кровь из раны.
– Это был бомж?
– Не знаю. На нем была рубашка, брюки. На ногах - ботинки.
– Когда вы ударили его по голове, вы осознавали, что делаете?
– Когда я напился крови, то наконец пришел в себя. После этого я понял, что сделал. Потом, как всегда, сильно об этом жалел. Мне всегда было жалко моих жертв.
Гаджиев рассказал, что его странности проявились уже в детстве. Первое воспоминание относится к 9-10 летнему возрасту. Он покупал живых уток и кур и пил их кровь. Часто мучили сны, в которых происходило то же самое. Но тогда еще приступов не было. Болезненное влечение к человеческой крови появилось позже. В первую чеченскую кампанию 1995 года он специально ездил в город Гудермес, который являлся районом боевых действий, и пил кровь из тел солдат, лежавших на поле брани.
Потом Гаджиев приехал в Санкт-Петербург. Двух женщин он убил с промежутком примерно в месяц. – В Санкт-Петербурге с девушками я знакомился на Невском проспекте. Мы шли ко мне на квартиру. Сначала дурного желания не было. Ничем «этим» мы не занимались. Даже не выпивали. Разговаривали, но не долго. Но потом начинался приступ, и справиться с собой я не мог. Жажда крови - сильнее сексуального влечения. – Почему девушки так легко соглашались идти к вам домой?
– Дело в том, что это были...
С неожиданной для зрелого мужчины застенчивостью, Гаджиев замялся, пытаясь подобрать нужное определение. – Ну, они зарабатывали «этим» на жизнь, это были...
– Проститутки?
– Да. Как раз они-то и предлагали мне выпить, но я отказывался. Тогда они раздевались, и... я также бил их по голове, из раны пил кровь. Одну из жертв, помню, когда пришел в себя, завернул в одеяло и вынес на улицу.
После ареста пристрастие Гаджиева сначала никак не проявлялось. Однако несколько дней спустя, во время очередного допроса, он со страстью наркомана вдруг попросил свежей крови. Пришлось оперативникам ехать на мясокомбинат за требуемым «напитком». Привезли наполненный стакан. Испив крови, Гаджиев успокоился, почувствовал себя гораздо лучше. Как будто бы он был с глубочайшего похмелья.
– Это выше моих сил, - объяснил он милиционерам.- Желание приходит внезапно и так же внезапно уходит. Я не могу этого объяснить. Это сильнее моей воли. Ловил ли я от этого кайф? Не знаю, в такие минуты я себя не контролировал. Иногда меня мучают сильнейшие боли в печени...
Проведенной в ходе следствия судебно-психиатрической экспертизой Гаджиев был признан невменяемым, в связи с чем отправлен на принудительное лечение.
Был ли он вампиром? «Настоящим» вампиром, который, по преданию, может жить вечно? Гм... Жизнь покажет.
Организованная преступность.
Кто с ней борется

Масштабные социально-экономические преобразования в России начала 90-х годов коренным образом изменили не только формы собственности. Главное, изменилось сознание людей, их мировоззрение, отношение к Закону. Расстрелы среди бела дня на улицах, откровенный рэкет. Чего только не видел Саратов в те годы! В наиболее крупных городах происходят первые «заказные убийства», неудержимо растет количество тяжких преступлений, краж, преступлений на бытовой почве. Для эффективного противодействия преступности в Саратовской области создаются различные спецподразделения милиции. Среди них - знаменитое Управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП), созданное в конце 1996 года при УВД области. Сотрудниками этого подразделения раскрыты многие нашумевшие дела, связанные с коррупцией в органах власти и управления, групповыми вооруженными нападениями на людей, объекты торговли.
На счету сотрудников УБОПа - изъятие самой крупной за всю историю борьбы с наркотиками в Саратовской области партии героина. В ночь с 18 на 19 сентября 1998 года на станции «Саратов-1» остановился поезд «Душанбе-Саратов». Незадолго до этого из Душанбе была получена оперативная информация о том, что с поездом прибудет груз героина. Совместно с ФСБ была разработана операция по его перехвату. На всем пути следования состава за ним велось скрытое наблюдение. Но ничего подозрительного замечено не было. По прибытии в Саратов поезд опустел. Пассажиры сошли, и состав отправился на дозаправку и наведение чистоты в вагонах. Потом опять прибыл на станцию «Саратов». Около трех часов ночи неизвестный, до того вошедший в тамбур одного из вагонов, передал вместительную сумку двум подошедшим к поезду таджикам. Они сели в такси, тут-то их и задержали. В сумке находилось несколько батонов, буквально нафаршированных героином. Общий вес наркотика - 7 кг 462 грамма. Как потом установят, наркокурьерам «помогали» бригадир и три проводника с поезда. Опасный груз провозился в трубах водоснабжения одного из вагонов. Приходилось сотрудникам УБОПа задерживать и особо опасных рецидивистов, воров в законе. В том же 1998 году вышли на след Басалиева, профессионального киллера. Он совершил несколько заказных убийств в Москве, Балакове, Энгельсе. В Саратов приехал навестить брата. В тот день решил зайти к знакомому, который жил в 50 метрах от вечерне-заочного отделения СГАП, что на улице М.Горького. Было известно, что Басалиев при себе обычно носит гранату и путешествует не иначе, как в сопровождении женщины-телохранителя. Недалеко от дома, куда наемный убийца собирался прийти в гости, устроили засаду. С двух сторон установили свето-шумовое устройство «Пламя», при взрыве которого человек, ошеломленный, всегда теряется, не знает, что делать. Вблизи находился детский садик, поэтому детей и персонал загодя эвакуировали (взрывной волной могло выбить стекла). Стали ждать. Наконец показался Басалиев. Но он, видимо, почувствовал опасность: не стал заходить во двор к знакомому и прошел мимо. Потом завернул в магазин. На выходе его и взяли, мгновенно «распластав» на земле. Киллер попросил только об одном - чтобы его не экстрадировали на родину, в Таджикистан, где он участвовал в гражданской войне на стороне оппозиции. В задержании Басалиева принимал участие Специальный отряд быстрого реагирования (СОБР), входящий в состав УБОП. Без участия СОБРа не проводится практически ни одна крупная операция по пресечению деятельности преступных сообществ и группировок, а также по освобождению заложников. Так, в 1998 году в городе Пугачеве Саратовской области дядя пленил своего племянника, требуя с отца ребенка выкуп. Мальчик учился во 2-м классе. Его папа-коммерсант владел частным магазином и двумя торговыми палатками. Похититель был уверен, что предприниматель «сказочно богат», и запросил астрономическую сумму. Как только бизнесмен обратился в милицию, сразу подняли по тревоге СОБР. То, чем располагали правоохранительные органы - предполагаемые адреса, где преступник мог держать заложника. Но все было тщетно. Наконец, около 8 утра собровцы остановились возле наглухо запертой двери одного из гаражей и услышали звук, отдаленно напоминающий мяуканье. Конечно, это могла быть и кошка, но... Медлить и вызывать сварщиков не стали: слишком долго, ведь ребенка похитили много часов назад. Ворота гаража выламывали БТРом. Как потом выяснится, милиционеры не ошиблись. В гаражном погребе был заперт мальчик. Его руки были связаны скотчем настолько туго, что опоздай сотрудники милиции на час-два, и кисти рук ребенка, может быть, пришлось бы ампутировать. Когда освободили мальчика, все усилия сконцентрировали на поиске вымогателя. Через три часа он был задержан.
В следующем 1999 году в Саратове преступник взял в заложники ребенка и его маму. Это был уже отсидевший свое уголовник. Выйдя на свободу, он совершил несколько убийств, а когда оперативники Ленинского РУВД перекрыли ему все пути отхода, он забаррикадировался в квартире с металлической дверью и приставил дуло обреза к виску женщины. Квартира находилась на четвертом этаже. В освобождении участвовало 7 собровцев. Они ворвались одновременно с трех сторон: с балкона, кухни и входной двери. Преступник был задержан, заложники не пострадали.
Почти каждая операция по задержанию особо опасных преступников связана с риском для жизни. Так, 25 июня 1997 года при задержании «Цыганского барона» получил смертельное ранение оперуполномоченный СОБР УБОП Юдин Игорь Васильевич.
Сотрудники УБОПа удостоены высоких правительственных наград, многие - неоднократно. Среди них: кавалеры медали ордена «За заслуги перед Отечеством» (1-й и 2-й степени), награжденные орденом Мужества, медалями «За отвагу» и «За отличие в охране общественного порядка».
«Киберпреступность» в Саратове
После торговли наркотиками и оружием, третье место в мире по доходности занимает так называемая “киберпреступность”, то есть незаконное пользование чужой информацией с помощью компьютера или других высокотехнологичных средств связи Нашей стране с компьютерами не повезло: не зря ходил анекдот, что российские микросхемы – самые большие микросхемы в мире. Зато из числа киберпреступников (их еще называют “хакерами”), как это ни парадоксально, наиболее известными и удачливыми являются наши, отечественные. (Вот уж не обидно за державу, не посрамили Отечество!) На их счету самые крупные аферы и компьютерные кражи (“взломы”), в результате которых иностранные банки и конторы понесли ощутимые потери, в основном – денежные. Недавно наши хакеры еще раз подтвердили, они – лучшие в мире. Говорят, когда начались бомбежки Югославии, кто-то зашел с “черного хода” на сервер НАТОвской группировки, после чего там появились выражения на русском языке. Преимущественно, матерные. Тем самым, наши компьютерные преступники выразили свой протест, осуждение политики США. Так что теперь, перефразируя слова Высоцкого о надписях в парижском туалете, можно смело констатировать:
В общественном войск НАТО
Интернете
Есть надписи на русском языке...
А как обстоит дело с киберпреступностью в Саратове? Об этом наш сегодняшний разговор
. “Кто владеет информацией, тот владеет миром”.
В эпоху повсеместной компьютеризации государственных и коммерческих структур, когда без компьютера иные даже в туалет сходить не могут, это выражение приобретает особый смысл. Сведения частного и служебного характера, государственные секреты и коммерческие тайны– все это можно узнать, проникнув в информационные базы данных компьютеров.
Для того чтобы бороться с киберпреступностью, нужны не менее высококлассные специалисты, которым было бы по силам тягаться с хакерами. Что касается Саратова, то здесь мы – законодатели мод. Не так давно студенты-программисты нашего госуниверситета ездили на международный конкурс. И стали первыми в Европе. А также вошли в первую десятку в мировом рейтинге. Месяц назад Саратов посетил г-н Касперский, руководитель фирмы, создавшей известную антивирусную программу АVP. Он пообещал, что если найдет толковых ребят, то не будет забирать их в Москву, а перенесет лабораторию в Саратов.
Возможно оттого, что Саратов столь обилен компьютерными талантами, именно в нашем городе одним из первых в России в конце 1999 года было создано специальное подразделение по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий. И здесь руководство ГУВД области пошло на беспрецедентный шаг: сотрудников для новой службы стали набирать из среды талантливой молодежи, прямо со студенческой скамьи. Решили “сыграть на опережение”, не ждать, пока доморощенные хакеры расправят младые крылья, а загодя подготовиться к “информационному пиратству”. Нелишне сказать, что, например, в Англии подобная служба образовалась только в 2001 году и насчитывает в настоящее время 90 человек.
Сегодня коллектив подразделения по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий ГУВД Саратовской области – это мастера своего дела. Только за первые месяцы 2002 года ими раскрыто 21 киберпреступление. Чтобы поподробнее узнать о перипетиях войны с хакерами в Саратове, мы встретились с сотрудниками ГУВД и попросили ответить на некоторые вопросы.
– Как известно, персональные компьютеры у нас появились только в начале 90-х годов, когда были сняты многочисленные запреты и ограничения на использование компьютерной техники (раньше, например, на работу с ксероксом требовалось, чуть ли не разрешение ЦК). Во-вторых, цены на “чудо враждебной техники” стали доступны простым гражданам только недавно. Однако, именно от наших хакеров страдают западные и американские банки. А как же мы, как же наше Отечество? Неужели нечем поживиться? То есть, мы – не Америка, и у нас воровать особо нечего?
– Дело в том, что в западных и американских банках все расчеты полностью компьютеризированы, ваша подпись на получение вклада – и то электронная. А российские банки стали переходить на эту систему только в нынешнем году. До этого все расчеты и выплаты дублировались, на получение любой, даже мизерной суммы требовалось вручную заполнить бланк, поставить подпись пером. Так что в этом смысле наше “отставание” от Запада сыграло нам на руку. Впрочем, еще и сегодня часть саратовских банков работают “по старинке”. Но есть еще один момент. На самом деле количество совершенных компьютерных преступлений в нашей стране и городе гораздо больше, чем мы знаем. Просто потерпевшие зачастую не хотят к нам обращаться. Компании боятся за свой имидж. Думают, что обнародовав факт «проникновения», распишутся в собственной слабости, неспособности защитить себя от пиратов. Тем самым потеряют репутацию надежной фирмы, а, следовательно, и клиентов. А хакеры этим пользуются. Не добавляет страха пиратам и российский Уголовный кодекс, в котором за преступления в сфере компьютерной информации в основном предусмотрены штрафы, часто - условная мера наказания. И только если «хакер» неоднократно судим за подобные преступления - до 5 лет лишения свободы. А ведь компании, в чьи святая святых вторгаются взломщики, несут раз за разом миллионные убытки. Для сравнения: в американском и западноевропейском
законодательстве только за попытку взлома (не повлекшую последствий) любителю грозит 10 лет тюрьмы. – Достаточно ли квалифицированы саратовские хакеры? Насколько большой урон они уже успели нанести коммерческим и госструктурам?
– Если взять саратовских пиратов, то все, что они совершили, смахивает на мелкое хулиганство с небольшими последствиями. Это скорее проба своих сил, знаний и возможностей. Часто нарушители и “взломщики” – несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет. Попадаются и студенты, правда, не старше 1-2 курса. Единичны случаи, когда за дело берутся зрелые мужи, но опять же – из-за любопытства и незнания. Впрочем, самой распространенной причиной взлома является желание попользоваться “на халяву”, за чужой счет Интернетом. Очень русское желание. Повторимся, этим промышляют в основном начинающие. Чем выше профессиональный уровень программиста, тем дальше он от поползновений ко “взломам”. Ведь нынче профессия компьютерщика – одна из самых востребованных. Даже неплохой пользователь (то есть умеющий грамотно обращаться с компьютером) с хорошими навыками программиста ценится на рынке труда весьма недешево (от 6 до 12 тысяч рублей). А что говорить про талантливых и одаренных? Зачем им идти на сомнительные сделки, когда своим собственным честным трудом они способны обеспечить себя полностью?
– По фильмам мы привыкли думать, что компьютерное преступление – самое запутанное и пират в Интернете практически не оставляет никаких следов. Как же удается выходить на хакеров? У вас самая современная техника? Самые талантливые программисты или?…
– Главное оружие – не компьютер, а мозг, как и в любой работе. Плюс умение работать оперативно, как милиционер, следователь. Ведь все одиночные вылазки самых гениальных хакеров – ничто по сравнению с хорошо поставленной оперативной работой, с системой, каковой сегодня, несмотря на определенные трудности, продолжает оставаться Милиция, правоохранительные органы вообще. Как говорится, и у стен есть уши, стоит хорошенько поработать, и на преступника возможно выйти сразу с трех сторон. Можно не “наследить” в Интернете, но в жизни так не бывает. Мы все живем в социуме, среди людей. А милиция – это, прежде всего люди. Можно обмануть компьютер, но коллективный мозг десятков и сотен оперативников обмануть нельзя. Ибо сто человек сильнее одного, даже вооруженного компьютером.
– Чего можно ожидать от наших хакеров в будущем?
– Мировая практика показывает, что с ростом числа владельцев компьютеров, растет и количество преступлений в этой сфере. В Саратовской области со временем можно ожидать более сложных преступлений, или новых их видов, как, например, с использованием мобильного Интернета. Хотя, конечно, все зависит от экономической ситуации. И от нас, разумеется, ведь в 90% случаев у нас уже была информация, когда, где и кто из профессиональных хакеров намерен совершить “взлом”. Как говорил бывший начальник штаба МВД СССР генерал Крылов, “кто обладает всесторонней и объективной информацией, тот побеждает”.
Если вы пострадали от пиратских действий хакеров или просто хотите получить на этот счет интересующую вас информацию, можете обращаться по электронному адресу подразделения ГУВД области по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий: uvd. r @ overta. ru.
Михаил БЕЛОУСОВ
С кого списан Городничий Гоголя?
В истории нашего края сохранилось предание о вольском городничем Попове, чье имя потом стало нарицательным. Фигура одиозная, он оставил по себе известного рода память. В 1798 году саратовский губернский прокурор дал секретное поручение секретарю вольского уездного суда: разведать, не прибегает ли городничий Филипп Попов “к каким незаконным поборам?”.
Следствие по делу началось 17 августа 1798 года. Для дачи показаний первым был призван свидетель Михаил Катаврасов, полгода состоявший в должности частного смотрителя при вольской полиции. Здесь надобно заметить, что в то время в полицию призывались, в том числе, простые жители города. Набирались они из среды мещан и отправляли обязанности полицейских “за бесплатно”. Вызвано это было в первую очередь скудостью бюджета. Так вот, один из таких «призывников», Михаил Катаврасов “по сущей справедливости показал”… Городничий Попов “приказывал мне нередко исправлять собственные его, по домашней экономии разные надобности”, что не соответствует моей должности. Кроме того, господин городничий меня бил “немилостиво кулаками своими”. Потом давал команду, и уже не он, а его подручные секли меня так, что одно время “не мог я вздеть на плечи кафтана”.
Другой свидетель прямо утверждал, что “во время службы своей в полиции исправлял больше надобности городничего Попова, а не служебные”. “Не в силах продолжать служение свое, от оной должности я отбыл”. То же подтвердили еще 9 человек. Их, правда, не били, но заставляли косить сено для лошадей Попова и принуждать “здешних горожан по очереди и безденежно возить это сено к городничему на двор и в гумны”. Полицейские чины жаловались, что, вместо того чтобы исполнять свои прямые обязанности, вынуждены ездить за дровами для дома Попова, “которые, привозя, и рубим…”
Некоторые черты характера Попова, кстати, надворного советника, очень схожи с гоголевским персонажем. Впрочем, черты эти – типично русские и характерны были для многих городничих того времени, недаром в гоголевских персонажах потом узнавали себя те или иные чиновники.
А знаете, чем закончилась прокурорская проверка Попова? Следствие было проведено по всем правилам. Однако дело это, – пишет хроникер,– не возымело «никакого действия на Попова, и на следующий год этот достойный городничий был на своей должности”.
Сюжет, как и гоголевские герои, вечный.
Михаил БЕЛОУСОВ
ЧЕКИСТЫ! ВЕРНИТЕ АРХИВ!
Процесс по “делу Бабикова-Соснина” выходит на финишную прямую. Неожиданная коллизия возникла с политическим архивом Виталия Соснина, изъятым у него при обыске. Следствие признало, что ни один предмет, увезенный после обысков из квартир подсудимых, не стал вещдоком по делу. В итоге вернули все, кроме архива, в котором отслежена история саратовских политических движений, начиная с конца 80-х годов. Впрочем, знающие граждане говорят, что компетентные органы многих стран и различных времен всегда охотились за подобными коллекциями, добывая и удерживая архивы всеми возможными путями. Множество неувязок возникает у представителей обвинения. Так, выяснилось, что в некоторых материалах дела долгое время вместо статьи 282 УК фигурировала 228, говорящая о распространении наркотиков. Странно, что наши придирчивые законники допустили такую небрежность и долго не могли ее исправить. И, наконец, в суд поступили результаты повторной лингвистической экспертизы. Удивительное дело: результаты обеих экспертиз совпали процентов на 90, иногда с точностью до запятой. А ведь исследования проводили разные эксперты, с интервалом в полгода. И предметы изучения у них были разные: первые эксперты изучали письменную расшифровку, а вторые – только смотрели видеозапись. А содержание документов (расшифровки и видеозаписи) существенно расходится. Тем не менее результаты удивляют единообразием стиля и выводов.
Интересно, что в одном из заключений эксперты рассуждают о том, кого Бабиков подразумевал под словом “жид”. Хотя Бабиков вообще этого слова не произносил. Это напоминает концовку старого еврейского анекдота:
– Зачем, зачем в слове «Хаим» буква «Р»?
– Но в слове «Хаим» нет буквы «Р»!
– А если б была, то зачем?
А. АНИСИМОВ