Меню

Поиск: "и" "или"


  Международный подшипниковый концерн "Автоштамп". Предлагает широкий ассортимент подшипников, шин, ремней.



chery цена в Мо







 
№32 (400) 7 АВГУСТА 2002
Я ПОМНЮ ЧУДНОЕ МГНОВЕНЬЕ
Был ли городничий г. Петровска Керн родственником прославленной великим русским поэтом Анне Петровне Керн? С.Балакина (г. Петровск)
Судите сами: Федор Андреевич Керн после 14 лет службы в драгунских полках, вначале в Смоленском, а затем во Владимирском, в 1786 году был отставлен от военной службы и в следующем году назначен в г. Петровск городничим, коим состоял, за исключением одного года, когда император Павел I упразднял Саратовское наместничество, до смерти в 1813 году, т.е. 25 лет. Он был дважды в браке и имел пять сыновей и трех дочерей. Второй его сын Ермолай Федорович в январе 1817 года женился вторым браком на Анне Петровне Полторацкой, известной как Керн.
Предки Керна - протестанты из Англии, переселившиеся во время гонения в Россию. В формулярном списке Ф.А.Керна записано, что он «из природных российских немцев». Год рождения Ермолая Федоровича неясен: в документах и литературе приводятся три даты, но место рождения указывают одно - г. Петровск, Саратовской губернии. Известно, что мальчиком Ермолай был записан на службу в Смоленский драгунский полк и когда явился на действительную службу, принимал участие в русско-турецкой войне, отличился при осаде и штурме Очакова и крепости Бендеры, а затем в колонне М.И.Кутузова штурмовал считавшуюся у турков неприступною крепость Измаил. За проявленную храбрость получил чин прапорщика и две серебряные медали на Георгиевской ленте. Во время кампании в Польше Е.Керн был ранен. В 1806 году он сражался на Кавказе, а затем участвовал в русско-шведской войне! Во время кавказских стычек Ермолай Федорович едва не был взят в плен чеченцами. Один из них уже закинул на Керна аркан, но он сумел шпагой отбросить петлю, но в схватке был все же ранен стрелою в левый бок. Эта рана беспокоила Керна и заставила его выйти в отставку для лечения.
Через полтора года он возвращается в армию, командует разными полками и с началом Отечественной войны 1812 года участвует со своим пехотным полком в составе 1-й Западной армии М.Б.Барклая де Толли в военных действиях с армией Наполеона под Смоленском, на Бородинском поле, в Тарутинском сражении, при штурме Вязьмы, у Красного. В заграничных походах 1813-1814 годов проявил себя в сражении под Бауценом, участвовал в «Битве народов» под Лейпцигом и закончил поход во взятии Парижа. Его храбрость и боевые таланты были отмечены семью наградами, новыми чинами. Вернулся на Родину Ермолай Федорович в чине генерал-майора. После военных действий он командовал бригадами и дивизиями, занимал должности коменданта Риги и Смоленска, получил чин генерал-лейтенанта и в 1837 году уволен в отставку, поселившись в Петербурге.
В августе 1839 года еще бодрым стариком Ермолай Федорович посетил поле Бородинской битвы, окропленное его и его солдат кровью в 1812 году. Здесь проходили торжества по случаю открытия памятника русским воинам. Возвратясь в Петербург, Е.Керн заболел и через полтора года, в 1841, умер, не оставив никакого состояния.
В январе 1817 года Ермолай Федорович Керн женился вторым браком на Анне Петровне Полторацкой, дочери полтавского помещика, владевшего несколькими деревнями и семьюстами душами крепостных крестьян и жившего большей частью в Лубнах Полтавской губернии. «В Лубнах, - как пишет А.П.Керн в воспоминаниях о своем детстве, - стоял Егерский полк. Все офицеры были моими поклонниками и даже полковой командир, старик Экельн. ...Командиром дивизии, в которой был этот полк, был Керн. Он познакомился с нами и стал за мною ухаживать. Как только это заметили, то перестали меня распекать и сделались ласковы. Этот доблестный генерал так мне был противен, что я не могла говорить с ним».
Ермолай Федорович был среднего роста, худощав. По некоторым отзывам, был веселого нрава, беззаботный, не бережливый на деньги, не помышлял о завтрашнем дне. Военная служба составляла его призвание. Ему уже было почти 50 лет, и он был явно не пара для будущей юной жены. Все же это был типичный строевой военный тех времен, дослужившийся до генерала благодаря участию в военных сражениях, необразован и даже неумен, грубоват и без чуткости и участливости.
Анна Петровна была воспитана на французском языке и французской литературе, любила читать из библиотеки своей матери не только французские, но и русские книги, «мечтала в рощах и за книгами, танцевала на балах, выслушивала похвалы посторонних и порицания родных, участвовала в домашних спектаклях...» Словом, жила, как и многие провинциальные девушки ее времени. Но по натуре она была привлекательная, добрая, искренняя и впечатлительная.
Отцу Петру Марковичу льстило, что его дочь будет генеральшей, и он отказывал всем, кто просил руки его дочери, по словам Анны Петровны, «сторожил меня как евнух, все ублажая в пользу безобразного старого генерала... Он употреблял все меры, чтобы брак состоялся...» Так что отец, не спрашивая дочь ее мнения, не заботясь об ее чувствах, избрал для нее в женихи Е.Ф.Керна. Венчалась Анна Петровна с Е.Ф.Керном в соборе. Ей было семнадцать лет. Все восхищались, кто-то завидовал. Но семейная жизнь Анны Петровны не сложилась, и даже рождение старшей дочери Екатерины не могло примирить ее с мужем.
Спустя некоторое время в Полтаве Александр I устроил смотр войскам. По такому случаю в дворянском собрании был дан бал. Юной генеральше повезло - с ней танцевал на балу сам Александр I, сделал ей несколько комплиментов, приглашал приехать в Петербург. Император находил Анну Петровну очаровательной и сравнил ее с королевой Луизой Прусской.
В начале 1819 года Е.Ф.Керн, имевший неприятности по службе, выехал в Петербург хлопотать перед начальством. Вместе с ним поехала Анна Петровна и ее отец Петр Маркович, который представил дочь своей родной сестре Елизавете Марковне Олениной, бывшей замужем за директором Публичной библиотеки А.Н.Олениным. У Олениных произошла первая встреча Анны Керн с Пушкиным, на которого она произвела большое впечатление. За ужином поэт сел с товарищем позади нее, старался обратить на себя ее внимание, спрашивая своего соседа за столом: «Можно ли быть такой хорошенькой!» Вероятно, у Олениных видел Пушкин и ее мужа Ермолая Федоровича.
В Петербурге Е.Ф.Керн получил новое служебное назначение в Дерпт. Жена последовала за ним. Анна Петровна скучала и томилась, страдала и маялась. Семейное отношения все более тяготили ее. В конце лета 1820 года Е.Ф.Керн получил в командование дивизию, квартировавшую в местечке Старый Быков под Могилевом. К 1 сентября отправились Керны к дивизии, а оттуда Ермолай Федорович в конце октября уехал в Петербург.
Анна Петровна рвалась в Лубны, но муж-генерал отговаривал ее туда ехать. В конце концов ей удалось вырваться от мужа и переехать к родителям в Лубны, где она провела несколько лет. В эти годы она переписывалась с Анной Николаевной Вульф, старшей дочерью П.А.Осиповой (в 1-м браке - Вульф), помещицы с.Тригорское, соседки Пушкина по с. Михайловскому. От А.Н.Вульф Анна Петровна узнала о приезде Пушкина в Михайловское, а через некоторое время сообщила своей кузине Анне, что Пушкин до сих пор помнит встречу в доме Олениных, которая оставила в нем глубокое впечатление.
Но между тем в письме к своему приятелю поэту А.Г.Родзянко, который жил в своем имении недалеко от Лубен и постоянно общался с А.П.Керн, Пушкин высказал мнение, что Анна Петровна - это молоденькая и хорошенькая генеральша, полуразведенная жена старого мужа и легкая добыча первого встречного обывателя. Но вот А.П.Керн предстала перед поэтом воочию и наступила волшебная перемена. Летом 1825 года Анна Петровна едет в Тригорское к тетке Прасковье Александровне Осиповой, чтобы познакомиться с ссыльным поэтом, жившим в соседнем Михайловском. «Восхищенная Пушкиным, - писала А.П.Керн, - я страстно хотела увидеть его».
К моменту приезда в Тригорское Анна Петровна уже разошлась с мужем генералом Ермолаем Федоровичем Керном, пережила несколько сердечных увлечений и имела двусмысленную репутацию. Но в Тригорском-Михайловском у нее случился кратко-временный роман с Пушкиным.
В Тригорском в доме Осиповых Пушкин имел беседы с хозяйкой Прасковьей Александровной, ее дочерьми и кузиной, рассказывал барышням сказку про черта, а в один из дней прочитал им поэму «Цыгане». «Впервые мы слышали эту чудную поэму, - вспоминала А.П.Керн, - и я никогда не забуду того восторга, который охватил мою душу». После чтения поэмы Анна Петровна спела для поэта «Венецианскую ночь» И.И.Козлова, три строфы которой М.И.Глинка переложил на музыку. Пушкин писал об этом одному из ближайших друзей, поэту П.А.Плетневу: «Скажи от меня Козлову, что недавно посетила наш край одна прелесть, которая небесно поет его «Венецианскую ночь» на голос гондольерского речитатива - я обещал известить о том, милого, вдохновенного слепца»...
В день отъезда Анны Петровны из Тригорского Александр Сергеевич подарил ей экземпляр первой главы «Евгения Онегина», между неразрезанными листами которого был сложенный вчетверо лист бумаги со стихами:
Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты...
Глубокое, страстное чувство выражено Пушкиным в этом стихотворении.
Пушкин переписывался с Анной Петровной. Известны 11 писем поэта к Керн и два письма от нее. После женитьбы Пушкина встречи его с А.П.Керн стали редки.
А жизнь Анны Петровны становилась все более невыносимой. Муж-генерал требовал ее возвращения, отказывал в материальной поддержке. Ермолай Федорович писал в 1837 году, что жена его «предалась блудной жизни и, оставив его более десяти лет назад, увлекалась совершенно преступными страстями своими...» К тому же обобранная отцом и родными, она, по словам Надежды Осиповны Пушкиной, матери поэта, «перебивалась со дня на день». Но держалась Анна Петровна стойко и независимо.
И только после смерти мужа-генерала, спустя полтора года, Анна Петровна вышла замуж за своего троюродного брата А.В.Маркова-Виноградского, который был на 20 лет моложе ее и не имел состояния. Это был смелый шаг со стороны женщины, терявшей приличную пенсию за мужа и поддержку отца. Без малого сорок лет прожила она со вторым мужем, почти не разлучаясь и живя очень и очень скромно. Умерли они в один год, в 1879: Александр Васильевич в январе, Анна Петровна в мае.

Евгений МАКСИМОВ