Меню

Поиск: "и" "или"


  Международный подшипниковый концерн "Автоштамп". Предлагает широкий ассортимент подшипников, шин, ремней.










 
№6 (426) 5 февраля 2002
РАЗЛОМ
Часть 2. Стратегия и тактика борьбы
В прошлом номере «ЗО» была опубликована статья «Разлом. Чем чревата приватизация общественной организации», где говорилось о конфликте в Саратовской организации ВТОО «Союз художников России». Вскоре редакция получила два материала, продолжающие эту тему: письмо сотрудников музея К.А. Федина и обращение представителей инициативной группы членов Союза художников, которые просят довести до читателей факты, в том числе новые, в связи с тем, что в саратовской печати искажается суть происходящих событий.



Уважаемый господин редактор!
29 января в Вашей газете была опубликована статья Ольги Витютневой «Разлом. Чем чревата приватизация общественной организации». Мы, много лет знающие Павла Александровича Маскаева как талантливого художника и человека исключительной порядочности, были поражены безапелляционностью публикации. Нынешняя сложная ситуация в Саратовском отделении Союза художников России, когда пытаются досрочно переизбрать председателя отделения Маскаева, преподнесена читателю крайне субъективно. Тон художников, чьи высказывания приведены в статье, так же, как и тон всей публикации, недопустимо груб и оскорбителен, факты искажены до неузнаваемости, выводы вызывают искреннее недоумение.
Удивляет то, что приведена точка зрения только оппонентов Маскаева, и таким образом у читателя пытаются сформировать образ некоего «контрреволюционера», «дракона», вцепившегося в свое кресло ради мифических «богатств». Словом, рисуется некая «страшилка», призванная вызвать восхищение смелостью «революционеров», рискнувших бороться с «чудовищем».
В последние годы Павел Александрович проявил себя не только как художник, но и как талантливый руководитель творческой организации, профессионально и последовательно отстаивающий интересы художников и в Саратове, и в Москве. Вопреки фактам, изложенным в статье, в эти годы в Союз художников были приняты многие талантливые люди, многие получили мастерские, а сложная ситуация с предполагаемым выселением из мастерских неоднократно оспаривалась (и удачно!) в различных судебных инстанциях. Выверенная выставочная политика Маскаева позволила художникам различных творческих направлений экспонировать свои работы не только в Саратове, но и в Москве, и в других городах России. Благодаря организационной энергии председателя, известные саратовские художники были наконец удостоены звания Заслуженный художник России, причем среди них люди, далеко не всегда близкие ему по своим взглядам на искусство.
Реальные причины, подвигнувшие на борьбу противников Маскаева, именуемых в статье «революционерами», пусть останутся на их совести. Не хочется спускаться на этот уровень выяснения отношений. Однако их «пролеткультовский» задор, основанный на передергивании фактов и недопустимой грубости, напомнил нам о печально памятных травлях тех лет, ушедших, как хотелось верить, навсегда в историю, когда для уничтожения «врага» все средства были хороши.
Нам думается, что автору статьи следует объективно изучить проблему и принести Павлу Александровичу Маскаеву свои извинения. Надеемся на Ваше понимание и на публикацию этого письма. С уважением,
Кабанова Ирина Эриковна, заместитель директора по научной работе, Семенова Ольга Петровна, ученый секретарь, Коновалова Лариса Юрьевна, главный хранитель фондов. 31 января 2003 года
Адрес: 410002, ул. Чернышевского, Государственный музей К.А. Федина Тел. 26-64-28, 26-06-05.



Обращение представителей инициативной группы членов Союза художников
Мы утверждали и продолжаем утверждать, что с конца 2000 года все действия и решения председателя и правления Саратовской организации СХР нелегитимны, так как по Уставу (утвержден 25 января 1994 года) они избираются на 2 года, а последние выборы состоялись осенью 1998 г. Протокол же собрания 2001 г., где было «избрано» теперешнее правление (напоминаем: там не было кворума), в Москве не утверждался. По крайней мере, в январе, когда в Москве были члены нашей инициативной группы, никакого протокола работники секретариата не смогли обнаружить. Стало быть, полномочия П. Маскаева и правления все это время были не подтверждены. На VIII Съезде Союза художников России в Москве в апреле 1999 г. был утвержден новый Устав, во многих пунктах расходящийся с прежним. Но ни на собрании 2001 г., ни раньше, ни позже этот Устав Саратовской организацией не обсуждался и не принимался, хотя теперь П. Маскаев утверждает обратное. Текст нового Устава мы получили лишь недавно и с трудом, а теперь П. Маскаев спешно вывесил документы для обозрения.
Тем не менее все это время П. Маскаев пользовался то старым, то новым Уставом, смотря какой ему был в данный момент удобен, а мы, члены Союза, ему верили на слово, как некоторые верят и сейчас.
Например, по новому Уставу «сроки полномочий руководящих органов структурного подразделения не могут превышать 5 лет». Саратовская организация не уточняла для себя более конкретные сроки (2, 3 или 5 лет полномочий). П. Маскаев же сообщил, что после Съезда по новому Уставу его полномочия автоматически продлились на 5 лет. Видимо, эту информацию и выдала член «старого» правления Т. Хаханова в газете «Новые времена» от 24.01.03 г., заявив, что срок очередного собрания должен быть осенью 2003 г.
Прием в Союз новых членов по старому Уставу осуществляется рекомендацией правления с последующим утверждением Секретариатом СХР, а по Положению к новому Уставу - структурным подразделением (как? на собрании? - это не уточнено) согласованно с Секретариатом. Но на практике получилось наоборот. Раньше претендент должен был пройти через 3 крупных выставки, потом выставить работы в Саратове для обсуждения их на общем собрании - и это было событие для всей организации! Теперь же прием новых членов, как мы и утверждали, происходит келейно, а о крупных выставках многие члены Союза чаще узнают лишь потом - и таким образом отсекаются от организационного выставочного процесса.
Как нам стало известно, сейчас П. Маскаев срочно принимает в Союз новых членов с целью обеспечить себе большинство на скором отчетно-выборном собрании.
Возможно, кому-то покажется, что все эти протоколы и сроки - мелочи, а главное - польза, которую принес П. Маскаев Союзу за последние годы. Но когда этих «мелочей» накапливается много (приведены лишь некоторые), они складываются в нелицеприятную картину, и мы, члены Союза, чувствуем себя обманутыми, во главе с нелегитимным руководством, и естественно хотим вернуть Союзу нормальную творческую и организационную жизнь. Что же касается пользы, то нам изнутри гораздо видней, что Союз разваливается, и хотим сплотить его. Пресловутая защита интересов Союза, особенно по творческим мастерским, на поверку оказывается блефом, и тому есть свидетели, знающие обстановку непосредственно, а не со слов П. Маскаева.
Мы помним, сколько художников было оттеснено при представлении их на звание заслуженных, и только немногим из них удалось буквально пробиться через заслон Маскаева, а вовсе не благодаря его хлопотам. Между тем как он сам получил звание «заслуженного» украдкой(!), и почти никто из членов Союза об этом не знал. Союз – это не Маскаев, и мы объединились, несмотря на все его капкапы.
Во второй половине января 2003 г. мы обращались в Секретариат СХР, в правительство области, к министру культуры Саратовской области, где объясняли ситуацию более подробно и аргументированно, просили направить представителей на будущее отчетно-выборное собрание (оно предварительно назначено на 18 февраля), чтобы восторжествовала объективность и не произошло очередной подмены фактов красивыми словами о справедливости. Члены инициативной группы Саратовской организации ВТОО «Союз художников России»
Н. Шафеев, Б. Шагин, А. Градсков,
Ю. Уманец, Е. Яли, В. Котов,
Г. Лапаксин, Б. Медведкин, В. Ситников