Меню

Поиск: "и" "или"


  Международный подшипниковый концерн "Автоштамп". Предлагает широкий ассортимент подшипников, шин, ремней.










 
№8 (428) 19 февраля 2002
Первым делом женщины - тогда и самолеты будут!
Наталья Михайловна Киреенко - начальник гальванического цеха Саратовского электроприборостроительного завода им. С.Орджоникидзе
- Деловой женщине внешняя привлекательность мешает или помогает?
- Уверена, очень помогает. Говорю не о себе. (лукавит, Наталья Михайловна очень яркая женщина - В.С.)

- Наталья Михайловна, поговорила с вашими коллегами и подумала, что многие на заводе вас не только уважают, но и любят всей душой. Расскажите, с чего началось завоевание сердец? - Я училась в саратовском нефтяном техникуме (который потом стал монтажным), на химико-технологическом отделении. Закончила в 1964 году, с отличием. При распределении выбрала наш Саратовский электроприборостроительный завод имени Серго Орджоникидзе. В то время было престижно работать на оборонных предприятиях.
Первая должность - техник-технолог в техническом бюро гальванического цеха. В этом же году поступила в госуниверситет на вечернее отделение. На вечернее, потому что меня растила одна мама и материально было нелегко. В 1970 закончила СГУ и стала дипломированным инженером.
- Как складывалась производственная судьба на заводе?
- В техникуме получила специальность химика, а на нашем заводе гальванический цех - единственный, где химические операции приоритетны. Помимо гальванических работ, в цехе ведутся окрасочные работы, производство печатных плат, светопанелей с шелкографией и другие операции, например, граверные, штамповочные. Технологические процессы очень многообразны. Помню, только освоилась, начальник технического бюро отказалась от места - именно по технологической части цех был в страшном прорыве. Меня сразу назначили начальником технического бюро. В неполные 20 лет стала самым молодым из руководителей техбюро, да ещё такого большого цеха, не имея высшего образования. Сначала было трудно. Технологическое бюро отвечает за технологическую работу всего цеха, в том числе освоение новых изделий, новых процессов, работу с серийными деталями, обучение рабочих, аттестацию, рационализаторскую работу.
Когда назначили нового начальника цеха (прежний ушёл на пенсию), я уже три года возглавляла бюро. Поскольку начальником стал человек из механического цеха, он в наших технологиях разбирался слабо. Поэтому руководство решило, что заместителем его должен быть профессионал, - и назначили меня. Очень скоро наш начальник по состоянию здоровья вынужден был перейти на другую работу, и мне было предложено возглавить цех. С тех пор, с 1971 года, я - начальник цеха.
Был небольшой перерыв, когда тяжело заболела мама. Чтобы уделять ей больше времени, я перешла в отдел главного технолога, где работала начальником бюро по печатным платам. Когда ее не стало, мне сразу же предложили вернуться в цех. За период моего отсутствия сменилось несколько начальников цеха - и со стороны приглашали, и из работников выдвигали, и волевым решением назначали. Производство лихорадило. Сложность именно в многообразии технологических процессов, и для руководителя кроме административных навыков необходимо доскональное знание каждой операции.
- Как отнеслись мужчины к тому, что начальником такого серьезного цеха назначили женщину?
- Недовольных не было, к тому времени всем хорошо были известны мои возможности и способности. Определенный авторитет уже был. После кадровой чехарды коллектив цеха просил, чтобы Киреенко вернули. Да и на наш сложный цех желающих почему-то не было - роль его на заводе немаловажна, но как ни меняли руководство, всё равно проблемы были постоянно.
Кроме того, технологическая служба на заводе занимает особое место. Думаю, что на таких производствах техническая грамотность руководителя обязательна. Многие начальники цехов были выходцами из технических бюро, в частности, наш директор Марк Ильич Ставицкий. Он тоже начинал работать технологом. В мои первые месяцы работы на заводе мы с ним сидели в одном кабинете, наши столы стояли рядом.
Через полгода после моего повторного назначения мы уже начали стабильно выполнять план, дефицит снизился. Мы уже полностью обеспечивали свое производство, сборку, все поставленные задачи выполняли. Тогда ведь было социалистическое соревнование, встречные обязательства, ещё не забыли? Так вот, цех и обязательства принимал, и почётные места в соревновании занимал. А значит, и премии получали. Зарплаты были не очень большие, но рабочие нашего цеха получали в два, а то и в три раза больше, чем начальник цеха
. - В годы перестройки заводы закрывались. Было тяжело?
- Да. Конечно, развал Советского Союза, разрыв налаженных экономических связей, отсутствие заказов и государственной поддержки оборонной промышленности привели к тому, что наш завод был на грани остановки, полного закрытия. Однако руководство сумело использовать внутренние резервы. Во-первых, резко сократилась численность работников. Был период, когда зарплата не выплачивалась 18 месяцев. Во-вторых, под те заказы, которые еще оставались у завода, огромные производственные площади уже стали не нужны. Поэтому администрация завода их продала. Это позволило расплатиться с долгами по зарплате. Как раз тогда прежний директор, Адольф Трофимович Казаков, ушел на пенсию. В этот тяжелый период завод возглавил Марк Ильич Ставицкий, и мы стали немного вставать на ноги. Работали сначала всего по три дня в неделю. Некоторые цеха были объединены. Приборостроительных заводов в России осталось мало, немногие выжили. Но из оставшихся, наш - в числе лучших, и сейчас мы работаем на полную мощность.
- Вы не жалеете, что взвалили на себя груз ответственности? Ведь от качества вашей работы зависят жизни людей.
- Нет. Конечно, моя должность суперответственная, всякое было: и бессонные ночи, и работа в усиленном режиме и т.д. У нас очень дружная крепкая команда. За мной люди, и задача в том, чтобы они чувствовали заботу о себе. И когда они эту заботу чувствуют, то и отдача намного больше. Они знают, что начальник добьется путевки в санаторий для больного ребенка, а если человек заболеет - один не останется, коллектив придет на помощь. Заботу о себе любой подчиненный должен чувствовать, и если это так, он пойдет за руководителем и в огонь, и в воду.
- Оставалось ли время для личной жизни?
- Личная жизнь тоже вся на заводе. Муж, Валера, здесь работал, к несчастью, три года назад Валера умер по дороге домой, закончив рабочую смену. Сердечный приступ.
Его родители работали тоже здесь (отец - главным энергетиком, а мать - в административно хозяйственном отделе). И жили мы в заводском посёлке, сначала - с родителями мужа. Сейчас дочь Татьяна, любимый зять Володя и двое замечательных внуков - старшеклассница Оля и маленький Владик - живут со мной.
- Можно ли совместить роль руководителя на работе и подчиненного в семье, ведь не каждый муж согласен уступить роль хозяина?
- Можно, но не в этом дело. Мне кажется, сейчас никто не рвется на роль хозяина.
- Не кажется ли вам, что в продвижении по карьерной лестнице предпочтение чаще отдается мужчинам?
- Конечно. Может быть, это естественно. Мужчина более свободен от бремени семьи.
- Поменяли бы вы мечты о карьере на надежный тыл в виде преуспевающего супруга?
- Никогда. Я считаю, пока силы есть, человек должен работать и рассчитывать на себя.
Беседовала Винера Силаева