мотоинструктор москва тут







СТАТЬИ


КОРИФЕЙ – ПРЕДВОДИТЕЛЬ НОТАРИУСОВ

2007 год для Ларисы Ефремовны Ткаченко был юбилейным - 40 лет работы в системе нотариата.
В 2008 у нотариата России юбилей - 15 лет.
Хотя история нотариата насчитывает тысячелетия в мире и столетия в России, предстоящая годовщина весьма значима. 11 февраля 1993 года Верховный Совет России принял Основы законодательства России о нотариате, регламентировав свободный (или частный) нотариат, как гарант обеспечения прав собственности. Переход на внебюджетную основу позволил не только повысить уровень организации работы нотариата, но и ответственность, так как Закон закрепил полную личную имущественную ответственность нотариуса за свои действия.
Небюджетный нотариат России сегодня представлен Федеральной нотариальной палатой, нотариальными палатами субъектов РФ (в том числе Саратовской областной нотариальной палатой) и нотариусами, занимающимися частной практикой.
Мы начали серию юбилейных публикаций. В прошлом номере "Курса" вы могли прочесть о председателе Саратовской областной нотариальной палате Грушициной Валентине Алексеевне и её заместителе Радиной Татьяне Анатольевне. Ныне мы публикуем статью о зачинателе частного нотариата в Саратовской области Ларисе Ефремовне ТкаЧенко.
Редакция
 
"Во французской системе, если нотариус поставил печать, то это не просто закон, а железобетонное решение. И ошибиться нотариусу нельзя, потому что он тогда обязан возместить ущерб. Две ошибки - и он разорён. За этот риск они получают там огромные деньги".
В.В.Путин
 из книги "От первого лица"
(М., Вагриус, 2001) 
 
 
Уважаемые саратовцы!
Дорогие коллеги!
 
Каждый раз все мы ждём от Нового года чудес. И огорчаемся, если они не происходят. Но в жизни мы сами должны творить чудеса.  2007 год был непростым. Вместе мы много работали, чтобы он стал успешными стабильным.
Желаю, чтобы добрые
перемены вошли абсолютно в каждый дом,
коснулись каждой семьи.  От всей души поздравляю вас с Новым, 2008 годом!
 
Мира, добра и любви!  С Новым счастьем!
 
Президент Саратовской областной
нотариальной палаты Валентина
ГРУШИЦИНА
 
Лариса Ефремовна ТКАЧЕНКО, зам.руководителя Федеральной регистрационной службы по Саратовской области, родилась 11 ноября в Саратове. Выпускница Саратовского юридического института. В 1967-97 годах работала в органах нотариата, в 1980-93 годах Старший нотариус Первой Саратовской государственной нотариальной конторы, с 1993 года - президент Саратовской областной нотариальной палаты. В 1993-99 годах - член Центральной избирательной комиссии России. С 2000 года по настоящее время - член Избирательной комиссии Саратовской области.
 
"ЮНОШЕ, ОБДУМЫВАЮЩЕМУ ЖИТЬЁ…"*
"Читала лекции по нотариату в СГАУ имени П.А.Столыпина. Чудесные юноши и девушки. Однажды спрашиваю их, семнадцатилетних - зачем поступали именно в Академию управления? Важно отвечали: хотим стать управленцами! - рассказывает Лариса Ефремовна Ткаченко, зам.руководителя Федеральной регистрационной службы по Саратовской области, - Подумала: разве можно успешно руководить, не освоив какую-то (любую) специальность с низов, не став профессионалом в каком-то (любом) деле?!"
И ведь верно, примеры тому может вспомнить каждый. А мы вспомним жизненный опыт самой Ларисы Ефремовны.
Она приобщилась к практической юриспруденции в нежном возрасте - в старших классах (училась она рядом с домом, в школе №70, что на ул.Малая Садовая), став первым председателем первого в Саратовской области отряда "Юный дзержинец"*. Инициатором учреждения отряда стал Кировский районный комитет ВЛКСМ*. Школа №70 стала базой первого отряда, вероятно, потому, что шефствовала над ней рядом расположенная Саратовская школа милиции (сейчас - Саратовский юридический институт МВД), в то время готовившая сотрудников оперативных аппаратов ГАИ и следователей. Тогда, в 60-х и начале 70-х годов XX века, общественное движение за правопорядок, против хулиганства и прочей преступности созидалось энтузиастами. В городах повсеместно создавались отряды, дружины, клубы правопорядка под разными названиями (самым распространённым позже, в более формализованные времена, стали "добровольные народные дружины" (рабочих и служащих) и "оперативные отряды" студентов).
Школьники несли службу "по взрослому" – не просто патрулировали тёмные улицы вместе с нарядом милиции, но и участвовали в специальных операциях (пусть и на скромных ролях). Отряд "дзержинцев" уважали и на улицах в районе Сенного, и в школе - как председатель отряда, Лариса высказывала своё мнение не только соученикам, но и администрации. К ней прислушивались.
 
ВЫБОР НА ВСЮ ЖИЗНЬ
Нельзя сказать, что продолжение послешкольного образования именно в юридическом институте у Ларисы было предопределено. В 8-м классе* захотела стать врачом, лучше всего - хирургом. Вместе с подругой забрали документы из школы, поехали в медучилище, но по дороге, в трамвае, передумали. Нет, морга не боялись. Было неприятно, жалко препарировать лягушек.
И всё-таки пример родителей повлиял. Папа, Ефрем Маркович, после демобилизации (был лётчиком-инструктором в авиачасти, располагавшейся в г.Энгельсе) окончил юридическую школу и был направлен старшим следователем прокуратуры в г.Пензу. Мама, Евгения Дмитриевна, окончила Саратовский юридический институт, в Пензе работала адвокатом. Когда через 6 лет, в 1953 году, семья вернулась в Саратов, мама работала судебным исполнителем, затем - в отделе юстиции Саратовского облисполкома, заведовала кадрами.
Потом уже, воспитывая свою дочь, Лариса поняла, как ненавязчиво папа "развивал" дочь. Например, когда Лариса училась во 2-ю смену, по утрам водил её в кинотеатр "Пионер", но чаще - в зелёный зал "Победы". Не на детские - на документальные, познавательные ленты. Или приучал к чтению "скучных" для ребёнка текстов - читая при ней газету, обсуждал с мамой статьи. И куклы становились менее привлекательны, чем возможность узнать, что же там, во "взрослой" газете, такого интересного! Чуть позже девочка перечитала все (как ей казалось) книги в трёх близлежащих библиотеках. В доме было много книг, старший брат Валера играл на гитаре. Не от детских ли впечатлений сохранился интерес к художественным текстам, к музыке? И к собакам - живым и в искусстве (отец мамы, Дмитрий Дмитриевич Кузнецов, первый директор магазина "Охота" на проспекте Кирова, был заядлым охотником, держал дома собак).
В школе Лариса занималась лыжным спортом (2-й разряд), танцами, а городском Дворце пионеров - фехтованием, баскетболом, макрамэ. С благодарностью вспоминает учительницу русского языка и литературы Марию Васильевну. Ученикам 5-6-х классов, например, она преподавала навыки написания деловых документов! Да так, что и сегодня помнится (например, заявление, оно "чьё?" - автора, а не "от кого?" - от автора). Читала ученикам Есенина (тогда уже не запрещённого, но всё-таки слегка опасного, Маяковского - не только революционные вирши, положенные по программе, но и его лирику. Организовала школьный театр (где, кстати, Лариса играла Нину Арбенину - во "взрослых" серьгах, принимающую отравленное мороженое…).
Как видите, подготовка Ларисы была разносторонней, но по окончании школы в 1965 году выбор уже был сделан - только в юридический!
Поступила на вечерний факультет в СЮИ легко, "блат" тогда ещё не был развит. Почему на вечерний? На дневное отделение не брали ни девочек, ни мальчиков сразу после школы - нужен был трудовой стаж 2 года. Посчитала это несправедливым - она-то, "юный дзержинец", уже три года фактически служила в милиции, сам начальник райотдела рекомендовал её! И написала письмо министру образования. Уже завершился первый семестр, когда предложили перевестись на дневной факультет. Не тут-то было! Она уже почувствовала вкус практической деятельности, самостоятельности.
Сначала примерно месяц трудилась секретарём судебного заседания в областном суде, затем перевелась в суд Ворошиловского (потом переименованного в Саратовский) района, к судье Екатерине Дмитриевне Сысоевой. За два года научилась писать протоколы, знакомилась как с уголовными, так и с гражданскими делами.
Как шутят, женщины три вещи меняют одновременно: работу, мужа, причёску. В 1967 году Лариса вышла замуж, и примерно в то же время ей предложили стать нотариусом Ленинского района. Тогда во всём Саратове было три нотариальные конторы: одна, Первая, в составе 5-и нотариусов - на Некрасова, 17 (здание бывшей мужской гимназии, где до сентября 1991 года располагался Саратовский областной суд). Две другие были в Ленинском и Заводском районах, там было по одному нотариусу.
Сначала хотела решительно отказаться, так как тяготела к деятельности в сфере уголовного, уголовно-процессуального права. До сих пор не знает точно, почему согласилась. Наверно, хотелось испытать себя новым видом деятельности. А получилось - на всю жизнь.
ЗАПОВЕДИ НОТАРИАТА
l Уважай своё министерство
l Воздержись, даже если малейшее сомнение делает неясным твои действия
l Воздавай должное правде
l Действуй осмотрительно
l Изучай с пристрастием
l Советуйся с честью
l Руководствуйся справедливостью
l Ограничивайся законом
l Работай с достоинством
l Помни, что твоя миссия состоит в том, чтобы не было споров между людьми
 
Данные заповеди взяты из доклада эквадорской делегации нотариусов на
пленарном заседании 89 Международного конгресс
 Латинского Нотариата в Мексике в 1965 году.
Сайт Федеральной нотариальной палаты РФ
 
 
ВЫУЧКА ПРОФЕССИИ
Поначалу казалось - какая глушь… Контора - в жилом подъезде обычной 5-этажки - располагалась в 68-м посёлке, на ул.Шехурдина (потом, во второй половине 70-х годов, переехали на Московское шоссе). И сразу же поток людей, которые не знают, что опыта у юного нотариуса - никакого. Да и не должны знать, потому что нотариальное дело не терпит приблизительности, и лучше действие не совершать, чем исполнить его ошибочно.
Кинули в воду, а дышать надо.
Учителями были нотариусы Первой государственной нотариальной конторы: старший - Быстрова Антонина Ильинична, а также Вера Ивановна Васильева, Мария Петровна Тимофеева, Зинаида Мироновна Шиповская. "Корифеи, - вспоминает Л.Е.Ткаченко, - Знали всё о наследстве, имущественных правах. Были "пропитаны" нотариатом. Не "сюсюкали", как иногда мы сейчас, навязывая свою помощь, подсказку. Принцип был такой: "Хочешь работать - спросишь".
Кстати, вспоминая коллег, обязательно упомянем нотариусов из Заводского района (на ул.Пензенской располагалась контора): Александру Николаевну Писакину и сменившую её Нина Петровна Толкунова.
 
СлуЧай
из первых лет практики
Приносят диплом об окончании вуза. В нижнем колонтитуле проставлен изготовитель бланка диплома: "Московская фабрика Госзнака", серия, номер. Здесь-то и удалось заметить фальшь, потому что фабрика была не "Госзнака", как привычно думалось мошенникам, а "Гознака" - именно таково было официальное сокращённое наименование "Главного управления производством государственных знаков, монет и орденов Министерства финансов СССР".
Такие случаи сейчас практически невозможны, бланки не только дипломов - любые продаются почти свободно, и подделывают не бланки, а записи в них.
 
Занятия в институте из учёбы превратились в производственную необходимость. Впрочем… Как-то преподаватель Игорь Михайлович Зайцев на семинаре обмолвился, что исполнительная надпись* действительна 1 год. А Лариса Ефремовна из практики уже знала и, набравшись смелости, поправила его - не год, а 3 года. Как иначе, ведь одногруппникам потом сдавать экзамен… К чести Игоря Михайловича, он тактично признал оплошность - вполне понятную, потому что преподаватели-теоретики не могут погружаться в тонкости практической работы.
Кстати, об исполнительных надписях. В СССР их оформляли несравненно чаще, сейчас многие мелочные вопросы переложили на судей. Потому неверно думать, что у советских нотариусов было меньше работы, потому что меньше совершалось сделок. Просто характер работы сменился.
 
Пришёл к Л.Е.Ткаченко приятный на вид старик вместе с парнем, которому пожелал подарить дом. Почему парню? Отвечает, что родственников нет. У нотариуса есть право переговорить с клиентом наедине. Настойчиво заставила парня выйти, и клиент не сразу, но признался, что парень его заставляет, угрожая убийством. Тогда уговорились разыграть спектакль: добрый дедушка и злой бюрократ. Он просит оформить дарение дома, нотариус же, самодур такой, невесть почему отказывает. Тогда и услышала Лариса Ефремовна крики разгневанного парня: что живёт она последний день, что сейчас у неё два глаза, а будет три - во лбу будет третий, и прочие угрозы… Впрочем, первое криминальное испытание закончилось благополучно.
 
С 1967 по 1977 год Л.Е.Ткаченко работала во всём Ленинском районе одна. Освоилась быстро. Тесно сотрудничала с райисполкомом*, вела приём жителей района, консультировала по сложным земельным вопросам (с помощью советов институтских преподавателей). Читала лекции по нотариату в клубах, на агитплощадках, в домоуправлениях и появившихся уже Жилищно-строительных кооперативах (было такое полезное общество "Знание", занимавшееся просвещением масс). Свои первые лекции Лариса Ефремовна вспоминает с удовольствием, потому что "самообразование - всё-таки редкость, человеку нужен какой-то толчок для учёбы. И лекторы проходили школу ораторства, вырабатывали интеллектуальную реакцию, ведь вопросы задавались самые неожиданные"
Уже в 1968 году, через год после замужества, райисполком выделил молодой семье однокомнатную квартиру - на 5-м квартале, в доме системы инженера Лагутенко. Это сейчас они разваливаются, а тогда были новые, приличные дома. На двоих своя квартира - счастье! В 1970 году родилась дочь Оля. Через три года райисполком выделил другую, уже 2-комнатную квартиру.
Авторитет энергичного нотариуса проявился в избрании её заместителем секретаря парторганизации - непростой; в неё, кроме единственного нотариуса района, входили служащие районных прокуратуры и суда  (тогда 4-составного, то есть состоящего из 4-х судей) - представляете, какие уважаемые люди?
Через несколько лет успешной работы назрели изменения. Тогда только одной нотариальной конторе Саратова (естественно, Первой) разрешалось оформлять сделки с недвижимостью. Когда же Л.Е.Ткаченко обрела уверенность, в 1976 году предложила отделу юстиции разрешить и ей удостоверять сделки с недвижимостью на территории района. Разрешение было дано.
 
В 1956 году указом президиума Верховного Совета СССР Министерства юстиции союзных республик были упразднены, но в 1970 году указом президиума Верховного Совета СССР вновь были образованы Министерство юстиции РСФСР, а на местах - отделы юстиции при облисполкомах, которым и были переданы материалы в том числе по кадрам нотариусов. Начальником отдела юстиции был утверждён Владимир Михайлович Бережнов, до этого - первый заместитель председателя областного суда.
 
В 1977 году в Ленинский район добавили ещё одну ставку нотариуса. Лариса Ефремовна (соответственно, уже в ранге старшего нотариуса) уговорила занять эту должность секретаря районной прокуратуры Екатерину Дмитриевну Сафонову (теперь она - судья Саратовского областного суда).
 
ГЛАВНЫЙ НОТАРИУС
ОБЛАСТИ
Нотариальная контора Ленинского района была на хорошем счету, не раз признавалась лучшей в области. Потому никто не удивился, что когда в 1980 году А.И.Быстрова перешла на работу в отдел юстиции, её пост старшего нотариуса Первой государственной нотариальной конторы предложили занять Л.Е.Ткаченко.
В новом ранге посмотрела на знакомое помещение свежим взглядом. Не понравилось. Приём граждан вёлся через окошко, как в кассе. Как же в таких условиях сберечь нотариальную тайну? Согласовала ремонт с перепланировкой в райкоме КПСС, райисполкоме. Договорилась с предприятиями, выделившими материалы и рабочих (отдел юстиции не затратил ни копейки). На 8 нотариусов (столько их уже стало) отгородили 8 кабинетов. Посетителям стало удобнее.
Тогда в конторе трудились: Бабайцева Вера Сергеевна, Борисова Татьяна Борисовна, Грушицина Валентина Алексеевна, Гусева Светлана Николаевна, Радина Татьяна Анатольевна, Тимофеева Мария Петровна, Шадрина Надежда Николаевна.
По общему мнению, работа нового руководителя была весьма успешной. Возглавляемая ею контора в 1984-85 годах была признана лучшей в РСФСР, затем в СССР. Не только по объективным отчётным показателям - приезжали специалисты Министерства юстиции, изучали практику, опыт.
Поручили как-то Л.Е.Ткаченко изучить документацию нотариальных контор Грузии и Эстонии (её иногда привлекали к поверкам) - без выезда на места, в здании Минюста. Их языков, естественно, не изучала, переводчика не было. Как проверять? Но у нотариусов при всём разнообразии возможных нотариальных действий были и есть формы документов, которые используют типовые юридические формулировки. По их расположению, объёму выявив непорядок, Лариса Ефремовна указывала на недоработки грузинским и эстонским коллегам - к их удивлению.
ПЕРЕМЕНЫ НАЗРЕЛИ
1985 год вошёл в историю апрельским пленумом ЦК КПСС, на котором генеральный секретарь М.С.Горбачёв объявил "перестройку". В том же году состоялось представительное совещание в ЦК КПСС: участвовали министры юстиции союзных республик, руководители отделов юстиции некоторых краёв и областей, представители МВД, КГБ, другие авторитетные руководители.
Одно из выступлений доверили Л.Е.Ткаченко. На предварительном обсуждении темы выступления с представителями Минюста и КГБ ей предложили не отчитываться о показателях и достижениях, как было принято в поздне-брежневский период, а поделиться опытом, рассказать о проблемах. Возможности поведать о наболевшем - малой зарплате, к тому времени явно не соответствующей сложности работы, и отсюда проблеме подбора и особенно воспитания кадров, Лариса Ефремовна обрадовалась. Правда, спросив "кэгэбэшника": выпустят ли её после выступления или "повяжут" прямо в зале?
С трибуны Л.Е.Ткаченко откровенно говорила о том, что пора не просто увеличить размер зарплаты труда (зарплата сельского нотариуса 70 рублей, когда обычный оклад служащего был 130-180 рублей, никак не соответствовала реальности), а пересмотреть саму систему финансирования системы нотариата.
Вспомнила случай из своей практики.
 
В первой половине 80-х пришли на приём 5 авторов изобретения с желанием заключить договор о своих долевых правах. Интеллектуальный вклад каждого в изобретение отличался как по форме, так и по размеру. Сейчас каких-то особых вопросов не возникло бы, а тогда ни практики по подобным проблемам, ни тем более образцов, типовых форм не было (зато были сомнения в правомочности нотариуса оформлять такую сделку) - Л.Е.Ткаченко специально консультировалась в Минюсте СССР. Кстати, само по себе возникновение подобного вопроса свидетельствовало о грядущих в Советском Союзе переменах… Пришлось разработать новую форму договора, что заняло у Ларисы Ефремовны, меж обычных дел, неделю. Эта форма затем распространилась среди коллег по всей стране. А старший нотариус заработала для государства аж 2 рубля 50 копеек! Пара рублей - пошлина за удостоверение договора, плюс 50 копеек - за разработку формы договора и его техническое оформление.
 
Трудозатраты и вознаграждение в этом, как и во многих иных случаях, стали разительно несопоставимы. Настало время изменений, говорила на совещании Л.Е.Ткаченко. Выступление заинтересовало. В перерыве многие подходили, поддерживали постановку проблемы, расспрашивали о возможных подходах к решению. Были, кстати, и кадровые предложения, например, переехать в Башкирию на высокую должность, с обещанием квартиры и всяческих благ.
И Министерство юстиции, и нотариусы на местах обдумывали формы предстоящих изменений. И они произошли - через хозрасчёт к частной практике.
 
 
Статус представителя публичной власти налагает на нотариуса ряд обязательств. Прежде всего, он должен защищать слабого от сильного, обычного гражданина от профессионала, человека несведущего от того, кто имеет опыт в делах... Нотариус обязан соблюдать абсолютный нейтралитет... его обязанность - быть беспристрастным.
Эрве КЛЕР
 
ПЕРВЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ
Необходимость изменений в Советском Союзе в 80-х годах осознавалась всеми. Не только память о сталинских темпах развития, но и успешный к тому времени рывок былых мировых аутсайдеров - южноевропейских и даже некоторых азиатских, южноамериканских стран показывал, что перемены необходимы. Какие? Непростой вопрос. Одна из основных бед советской коммунистической системы состояла в недостатке информации. Обмен идеями внутри страны, проходя через посредство партийных комитетов, обеднялся. Пример Запада отвергался напрочь, как идеологически вредный (потом-то бросились в другой край - всё, что с Запада, априори признавалось идеальным). Понимание необходимости опоры на русские традиции, использования лучшего советского опыта, осторожного заимствования передовых методик со всего мира пришло позже.
Разговор о реформировании нотариата - пока несмелый - начался ещё в 1983-85 годах, в бытность Генеральным секретарём ЦК КПСС Ю.В.Андропова (ноябрь 1982 - февраль 1964) и К.У.Черненко (февраль 1984 - март 1985 года). Обсуждались различные варианты применения хозяйственного расчёта, то есть государственной, плановой деятельности, но на основе самоокупаемости, без помощи средств государственного бюджета. Хотя хозрасчёт для социалистической экономики не был новинкой, применение его в нотариате выглядело революционным, и потому не могло произойти сразу.
Лишь в апогей "перестройки", в 1990 году, Николай Фёдоров (с июля 1990 по май 1993 года министр юстиции РСФСР и РФ, ныне губернатор Чувашии) инициировал перевод государственных нотариальных контор в некоторых наиболее подготовленных регионах на частичный хозрасчёт и самофинансирование.
Первая саратовская государственная нотариальная контора была в числе возглавивших процессию перемен. Не раз Лариса Ефремовна Ткаченко встречалась с молодым министром юстиции, делилась своими наработками, воспринимала его идеи.
Споры продолжались. Лариса Ефремовна убеждала тех, для кого платность услуг выглядела покушением на коммунизм, строгой логикой:
- По Конституции СССР, каждый труд должен быть оплачен, да?
- Да, - соглашались оппоненты.
- Юридическая консультация адвоката или нотариуса - труд, верно?
- Конечно, как же иначе… - опять не спорили скептики.  
- Почему же консультация адвоката может быть платной, а нотариуса - нет?! - прорывала оборону сомневающихся Л.Е.Ткаченко, - адвокат продаёт свои связи, он посредник. Учёный продаёт свои идеи, исследования, научные труды. Почему нотариус не может продать свою голову, свой ум? Может!
"Применение ума на пользу кому-то за его счёт" - такая формула отчеканилась у Ларисы Ефремовны в дискуссиях. 
Готовились серьёзно: разработали положение, сметы, большой объем внутренней нормативной и финансовой документации. Саратовский облисполком принял решение о переходе нотариата области на хозрасчёт, утвердил ставки на те услуги, за которые взимание государственной пошлины не было предусмотрено законом. На неизведанном пути двигались осторожно. Например, если в Ленинграде нотариальным конторам были открыты расчётные счета, то в Саратовской области расчёты производились через областной отдел юстиции - только уже через внебюджетный счёт.
В 1991 году Министерство юстиции СССР утвердило Положение об оказании дополнительных платных услуг, поддержав региональные эксперименты. 
Заработанные нотариусами средства направлялись на остро необходимое - где-то обновлялась мебель, кому-то закупали новые пишущие машинки, чьи-то помещения ремонтировались. Когда стало ясно, что эксперимент отнюдь не провалился, начали премировать лучших из нотариусов.
И всё же, несмотря на некоторое улучшение условий труда, очень скоро неудовлетворённость половинчатыми мерами стала всеобщей.
 
ПОИСК РЕШЕНИЯ
Министерство юстиции через Министерство финансов убедило Совет министров выделить дополнительные единицы - в 1992 году нотариальным конторам России было предоставлено 600 должностей к уже имеющимся 4,5 тысячам нотариусов. В Саратове к тому времени в каждом городском районе была сформирована своя нотариальная контора. Хотя численный состав (один нотариус на 30 тысяч населения) приблизился к нормам латинского нотариата, на практике мало что изменилось. Государственный нотариат в условиях потери управляемости страной в начале 90-х обозначил свои недостатки. В чём они?
Во-первых, государственный нотариус мало заинтересован в увеличении интенсивности своего труда - не то, что частный.
Во-вторых, в странах латинского нотариата у одного нотариуса имеется несколько помощников, контора располагает современной оргтехникой. У нас же помошники в штатах контор не были предусмотрены вообще, из техники имелась лишь пишущая машинка (не везде). К увеличению бюджетного финансирования нотариата государственный аппарат не был готов. Проще было переложить бремя затрат на "частника".
В-третьих, государственный нотариус зависим от своего начальства. Как может подчинённый не выполнить, к примеру, просьбу зам.начальника областного отдела юстиции выдать кому-то Свидетельство о праве на наследство до истечения 6-месячного срока со дня открытия наследства? Закон-то предоставляет это право нотариусу, но только если тот убеждён в отсутствии иных наследников -  а если нет? Причём, отвечать перед гражданином за возможные убытки чиновник, естественно, не собирался. Частный нотариус способен противостоять административному давлению, так как отвечает за свои действия всем своим имуществом.
Обратившись к иностранному опыту, нотариусы обнаружили, что в мире наиболее эффективен латинский нотариат - тот самый, который применялся в Российской Империи (Анатолий Тихенко* вспоминал, как в начале 90-х чтение старого двухтомника "Положение о нотариальной части" раскрыло для него всю систему нотариата в дореволюционной России).
Естественно, в двухлетней подготовке нового законодательства о нотариате московские нотариусы, чиновники Министерства юстиции были активнее провинциалов - они теснее общались с зарубежными коллегами, участвовали в больших юридических  форумах. Л.Е.Ткаченко признаётся, что первоначально была против частного нотариата, потому, что ценила привычку нотариуса, возникавшую за долгие годы работы, к своему небольшому нотариальному округу. Каждый знал постоянных клиентов, клиенты знали его, возникало взаимное доверие, что крайне важно в нотариате, как институте внесудебного разбирательства. Но период отрицания был недолгим.
11 февраля 1993 года Основы законодательства РФ о нотариате были приняты, 12 марта вступили в силу. Для нотариусов, а главное - для всех нас, их клиентов, началась другая жизнь.
 
ВСЁ ИНАЧЕ
Новая жизнь началась отнюдь не сразу. По закону, частный и государственный нотариус ничем не отличается по своему правовому положению. И тот, и другой совершает нотариальные действия от имени государства, которое жёстко надзирает за беспристрастностью нотариуса. Закон не устанавливал обязательность перехода на частную практику, оставляя сроки на усмотрение самих нотариусов и местной власти. Столоначальникам уменьшение их влияния поначалу не понравилось - понятно. А сами нотариусы…
Здесь следует пояснить. Нотариусы - люди крайне осторожные, консервативные (Лариса Ефремовна обостряет, полушутливо заявляя, что в профессиональной деятельности нотариус обязан быть труслив, так как боязливость уберегает от опрометчивости, вредной для клиентов). Прежде, чем совершить важный поступок, нотариусы не семь, а семьдесят семь раз отмерят. Потому неудивительно, что желающих немедленно выйти из-под надёжной государственной "крыши" на рискованную волю поначалу было немного. Зачинателем в 1993 году стала Л.Е.Ткаченко. Кстати, по моему наблюдению, и доныне именно от неё и единомышленников-партнёров из правления Саратовской областной нотариальной палаты исходит всё новое, что внедряется в практику нотариальной деятельности в области, по принципу: "Инициатива - сверху".
Вместе с Л.Е.Ткаченко первыми решились её коллеги из Первой и Ленинской районной государственных нотариальных контор - всего 14 человек. Провели собрание, учредили Саратовскую областную нотариальную палату (СОНП)… Не без препятствий. Как же не хотелось областному отделу юстиции лишаться хоть частички власти! Закон - законом, но ведь можно не принимать на регистрацию документы, не подписывать их, волокитить, "тянуть резину", придираться… Однако, энергия действия преодолевает рутину.
Кстати, ещё интересная деталь профессии, которая проявилась в данной ситуации. "Через три-четыре года работы перестаёшь ссориться с людьми, находишь средства убеждения", - пояснила мне Лариса Ефремовна. С благодарностью вспоминает она помощь начальника отдела правового обеспечения деятельности администрации Саратовской области Геннадия Владимировича Хазова. Сумели они убедить главу администрации области Юрия Васильевича Белыха, что частные нотариусы на самом деле никуда не уходят, остаются под надёжным и даже более пристальным контролем государства. Губернатор подписал распоряжение: "Не чинить препятствий!" Дело пошло. Саратовская нотариальная палата вместе с Московскими городской и областной стали первыми учредителями Федеральной нотариальной палаты.
"Было сначала страшно, - вспоминает Л.Е.Ткаченко, - Привыкли быть под крылом государства, которое, по-большому счёту, определяло всё, вплоть до режима работы. А тут - свобода! Но был и кураж".
Первая государственная нотариальная контора к тому времени располагалась в арендованном помещении на ул.М.Горького, 65 (угол ул.Гоголя) - прежних площадей, на ул.Некрасова, уже не хватало. И вот частным нотариусам, нотариальной палате пришлось выкупать (хотя в рассрочку, но весьма недёшево) помещение, выкупать у государства драные стулья, столы, шкафы, покупать всё - а деньги откуда? Доходов пока не было, заложить под кредит нечего. Но рискнули, рассчитали, договорились, и постепенно долги выплатили.
 
НАША СПРАВКА:
В мире конкурируют две правовые системы - римско-германская и англо-саксонская, у которых формы нотариата различны. В США, Великобритании, Канаде, нескольких других странах юридический процесс состязателен, главные роли у адвоката и судьи; роль нотариуса сведена к минимуму.
В большинстве стран мира привержены согласительному юридическому процессу, где главный юрист - нотариус, а не адвокат и судья. Латинский (свободный) нотариат - система частных нотариусов, отвечающих собственным имуществом за неправомерную сделку. Интересно, что в США недавно штат Флорида перешёл на более прогрессивную систему латинского нотариата, как и несколько штатов в Канаде.
В Европе существуют 3 основные модели латинского нотариата: немецкая, французская и смешанная. Для немецкой модели характерна незначительная активность нотариуса, его работа сводится к разработке документа и его последующему удостоверению. Но этот формализм позволяет добиться большего единообразия в отношении используемых процедур и содержания документов, исключает возможность конкуренции между нотариусами.
Французская модель, напротив, предполагает инициативность самого нотариуса, который вместе с помощниками полностью берёт на себя все заботы клиентов: сбор документов, переговоры с заинтересованными лицами, составление и удостоверение документа, регистрацию нотариального акта в компетентных органах. Игнорирование формализма порой занижает публично-правовую составляющую нотариальной профессии. Смешанная модель сочетает в различных пропорциях элементы обоих вышеназванных систем - например, в Испании, Нидерландах, Швейцарии.
 
МЕДНЫЕ ТРУБЫ
Закон в 1993 году установил непривычно высокие ставки государственной пошлины - по сравнению с копеечными советскими. До середины 90-х годов нотариусы зарабатывали прилично. Правда, и расходы на первоначальное обзаведение были внушительны. Для тех, кто любит сравнивать запасы в чужих карманах, напомним: в России нотариат уникален тем, что "двойная" бухгалтерия исключена. Каждое нотариальное действие заносится в реестр, в котором указывается определённая законом стоимость услуги и заверяется подписью клиента. Всегда на свету!
И всё же по контрасту с недавним нищенством рядового советского нотариуса, не такие уж и большие доходы частника некоторым из подруг или соседей казались огромными. Казалось бы, порадуйся чуть возросшему благосостоянию знакомого человека - в конце концов, поделиться может только тот, у кого есть, чем. А иной и желал бы, да нечем. Заметим, завидовали не все, чаще те, кто в распределительной системе был, что называется, "на дефиците". Большой слой людей из торговли и сферы обслуживания после того, как в 1992-93 годах товары и услуги стали общедоступны (дефицитом стали деньги), лишился привычной "кормушки". И злился…
К слову, на Ларису Ефремовну злиться было ни к чему, в качестве главного нотариуса области материально она и раньше была обеспечена - квартира в "Пентагоне" (дом на Предмостовой площади), высокий оклад и прочие блага. Доходы же практикующего нотариуса определяются прежде всего его авторитетом, уровнем постоянных клиентов. Как раз с этим у Л.Е.Ткаченко было всё в порядке. По самым сложным, значимым в масштабе области проблемам весьма солидные предприятия предпочитали обращаться именно к ней. Вот только от своей удачной частной практики вынуждена была она отказаться - после избрания президентом СОНП и членом Центральной избирательной комиссии России.
 
НАША СПРАКА:
В январе 1996 года вступил в силу закон о новых ставках государственной пошлины, и доходы нотариусов упали в несколько раз. Чуть позже, с 29 января 1998 года, была отменена обязательная нотариальная форма для сделок с недвижимостью, что ударило не только по доходам нотариусов, но и по поступлению в казну налогов.
 
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
О работе Л.Е.Ткаченко в Центральной избирательной комиссии России в 1993-99 годах, в Избирательной комиссии Саратовской области с 2000 года по настоящее время подробности опустим - наша тема иная.
Скажу лишь, что первый состав ЦИК был утверждён 29 сентября 1993 года во время государственного переворота Б.Н.Ельцина. 12 декабря того же года ЦИК провёл выборы депутатов Госдумы, Совета федерации, голосование по проекту Конституции.
С марта 1995 года ЦИК работал в новом составе (по 5 представителей избиралось Госдумой, Советом федерации, президентом). Лариса Ефремовна была в числе той "пятёрки", которую выдвинул в состав ЦИКа президент указом от 6 марта 1995 года. Этот состав ЦИК провёл выборы депутатов Госдумы второго созыва (1995 год) и президента (1996 год).
 
НОТАРИУС - ПОСРЕДНИК МЕЖДУ ЗАКОНОМ, ГОСУДАРСТВОМ, ГРАЖДАНИНОМ
- Нотариат у нас латинский, правовая система традиционно континентального типа. Однако, в гражданском праве всё больше новаций, приближающих нас к англо-саксонской модели права. В частности, наблюдается стремление уменьшить роль нотариуса, взамен увеличив роль адвокатов, судов, административных органов. Почему? - спросил я у Л.Е.Ткаченко.
- Юридическое лобби сильно во всём мире. Те, кто готовит проекты законов, консультируют законодателей, отстаивают и свои интересы - это нормально. Плохо, что в обществе в целом есть непонимание некоторых принципиальных моментов, и в частности, задач нотариата.
Например, многие не понимают разницу между действиями регистрирующих служб и нотариатом. Регистраторы (прав на квартиры, дома, землю и другое недвижимое имущество, автотранспорта и прочего) имеют дело с документами - проверяют их количество и соответствие букве и форме закона. Если формально всё совпадает, регистратор не вправе отказать обратившемуся, чем пользуются мошенники или недобросовестные люди, из-за чего могут пострадать люди заблуждающиеся. 
Нотариусы же имеют дело прежде всего с людьми, выясняют суть сделки, действительную волю клиента - не поток, конвейер, как у регистратора, а индивидуальная, "штучная" работа. Вы знаете, почему закон запрещает нотариусу рекламировать себя? Потому, что его реклама - предложение безопасной работы. По конституции, каждый имеет право на квалифицированную юридическую помощь. Вот нотариусы её и оказывают.
Например, есть сходные правоотношения, которые зачастую путают, особенно пожилые люди: дарение, скажем, квартиры, и передача квартиры в собственность под выплату пожизненной ренты. Регистратору достаточно предъявить формально правильный пакет документов - и квартиры у пенсионера нет. Нотариус же обязательно выяснит, что на самом деле обещано человеку, не заблуждается ли он.
Регистрирующая служба, может быть, удобна для государства - чтобы посчитать, какое имущество кому принадлежит. Для людей же отмена обязательности нотариальной регистрации сделки с недвижимостью принесла вред (причём, дешевле для людей не стало - просто те же деньги выплачиваются регистратору). Кто гарантирует сделку? Риэлтер? Регистратор? Администрация? Закон и правоприменительная практика однозначны: нет, сделку гарантирует своим имуществом исключительно нотариус, если он её оформил.
Знаете ли вы, сколько угнанных автомашин перегоняется через Саратовскую область в Казахстан? Естественно, статистики нет, потому что Дорожно-патрульной службе и таможенникам преступники предъявляют "липовую" доверенность - ведь законодатель разрешил её оформление без нотариуса, в простой письменной форме. Так из-за непродуманности законодательства страдают тысячи людей.
И последнее, на что обращаю внимание. Оформление сделки у нотариуса во много раз уменьшает вероятность судебных споров. Суд необходим в крайних случаях, но если есть возможность не доводить до судебного процесса, непременно следует ею воспользоваться. Суд - всегда стресс, вчерашние родственники или партнёры встречаются там, как противники - истец и ответчик. Ухудшение отношений неизбежно. Встреча тех же людей у нотариуса совсем иная, разговор идёт не о правоте того или другого, а о поиске компромисса, взаимовыгодного решения. 
Важно также, что суды рассматривают только поданный иск, а не консультируют стороны. Сторона, у которой лучший адвокат, получает преимущество - права она или нет. Нотариус же разъясняет обратившимся их права и обязанности, в результате люди получают то, что должны получить согласно закону.
- Лариса Ефремовна, каким должен быть идеальный нотариус - кроме профессиональных качеств?
- Любым. Да, любым! Однако в профессиональные качества нотариуса, кроме правовых знаний на высоком уровне, знания тонкостей ведения делопроизводства, развитой интуиции, личного юридического опыта входит много того, что не поддаётся формализации.
Например, хороший нотариус (а плохих не должно быть) обязан стать психологом. Хотя бы для того, чтобы успокоить излишне взволнованного клиента, чтобы он сгоряча не совершил непродуманный поступок. Или наоборот, взволновать излишне самоуверенного клиента, чтобы он подумал, а не повредит ли ему то, что он хочет именно сейчас совершить.
Будучи психологом, нотариус сможет за словами клиента распознать его истинные желания и подсказать ему, дать точный совет. Или наоборот, предостеречь от "тёмных", незаконных или аморальных поступков.
Скажу больше. Идеальный нотариус должен быть артистом. Ведь наша профессия публична, мы обязаны оказывать услуги неопределённому заранее кругу людей - именно всем, мы не вправе избирать клиентов. С первых секунд беседы незнакомый ранее посетитель должен довериться нотариусу, ощутить, что он его не подведёт, не навредит, а наоборот, поможет всеми законными средствами. К каждому клиенту следует искать свой подход, не унижаясь перед ним, но и не подавляя своими формальными полномочиями. Авторитет нужно завоевать, сначала - артистизмом, после какого-то периода сотрудничества - результатом работы.
В профессиональные качества нотариуса входит также честность. Нельзя в угоду своему клиенту ущемлять интересы других - человека, организации, государства. Кстати, этим нотариус, чья профессия публична, отличается от адвоката. Вы же знаете, наверно, что нотариусы взяток не берут, криминальные действия им противопоказаны. Сталкиваясь в бандитские 90-е года прошлого века с самыми разными клиентами, в ответ на денежные посулы выработала отговорку: "Сколько вы даёте, мне не надо, сколько мне надо, вы не дадите".
- Но ведь процедура лицензирования нотариальной деятельности такова, что достаточно лишь знания законов. И всё! Квалификационная комиссия не вправе отказать претенденту из-за его доказанной, например, лживости, если он в знания и умении отвечает установленным законом требованиям.
- Да, это так. Лицензию подобный претендент получит. Но нотариусом не станет. Потому, что кроме лицензии необходимо пройти конкурсный отбор на появившуюся вакансию. Естественно, из нескольких лицензированных кандидатов конкурсная комиссия изберёт того, кто наиболее достоин. У нас сложилась такая практика, что достойным признаётся наиболее воспитанный человек, наиболее образованный (не по отметкам в дипломе). Федеральная регистрационная служба и Саратовская областная нотариальная палата весьма тщательно формируют нотариальные кадры. Случайности здесь исключены.
Игорь СУХАРЕВ
 
ПРИМЕЧАНИЯ
* Из поэмы "Хорошо!" (1927) В.В.Маяковского (1893-1930): "Юноше, обдумывающему житьё, решающему, делать жизнь с кого, скажу, не задумываясь - делай её с товарища Дзержинского".
* Дзержинский, Феликс Эдмундович (1877-1926), польский революционер из белорусских дворян, председатель ВЧК при СНК РСФСР по борьбе с контрреволюцией и саботажем, затем ГПУ при НКВД РСФСР,  прославился беспощадным истреблением противников ВКП(б). Его фраза "чекистом может быть человек с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками" использовалась пропагандой для романтизации образа чекиста.
* ВЛКСМ - Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодёжи - молодёжная организация КПСС.
* Тогда, при 10-летнем среднем образовании, "выпускным" для намеревающихся продолжить образование в техникумах и профессиональных училищах был 8-й класс.
* Исполнительная надпись - имеющее силу исполнительного документа распоряжение нотариуса о взыскании с должника денег или имущества, учинённое на подлинном долговом документе. Приравнивается к судебному решению.
* Райисполком - Исполнительный комитет Совета народных депутатов района, исполнительный орган местной власти.
*А.И.Тихенко — в 1984-93 годах консультант, затем главный специалист отдела нотариата Министерства юстиции РФ. Работал над проектом Основ законодательства РФ о нотариате. В 1993 году стал первым в России частнопрактикующим нотариусом. С февраля 1996 года по день убийства 28 февраля 2001 года - президент Федеральной нотариальной палаты.